Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Староминский историко-краеведческий музей"
муниципального образования Староминский район


  
Обычная версия
Белый фон Чёрный фон Голубой фон
Кернинг:  Ая  А.я  А..я
Изображения вкл/выкл
Версия для слабовидящих
А+ - увеличить шрифт
А - нормальный шрифт
А- - уменьшить шрифт
  
официальный сайт
 
Обычная версия
Белый фон Чёрный фон Голубой фон
Кернинг:  Ая  А.я  А..я
Изображения вкл/выкл
Версия для слабовидящих
А+ - увеличить шрифт
А - нормальный шрифт
А- - уменьшить шрифт
 
Контакты
Адрес музея: 353600, Краснодарский край, станица Староминская, улица Красная, 18.
Телефон 8(86153)4-33-63.
Проезд от ж/д вокзала автобусом № 1, 2, 3, 4 до остановки «Поликлиника».
Адрес электронной почты: muzeyy-starominskaja@rambler.ru
Режим работы
Часы работы: с 8-00 до 17-00. перерыв с 12-00 до 13-00.По четвергам с 12-00 до 21-00.
Выходные: воскресенье,понедельник.
Штурм Кёнигсберга - день первый 6 апреля
/ Новости - Весна Победы

 Рассвет наступал медленно.  Плотные облака и  не прекращающийся туман, нависли над городом. Минуты тянулись томи­тельно долго.
        Всю ночь со стороны города доносились негромкие разрывы. Это делали свою работу 213-я и 314-я дивизии легких ночных бом­бардировщиков генерал-майора В. С. Молокова и полковника П. М. Петрова.

          Сегодня с шоссе, идущего на Светлогорск, виден стоящий на пригорке у развилки дорог двухэтажный дом. Здесь и располагался командный пункт, откуда Маршал Советского Союза А. М. Васи­левский, его заместитель генерал армии И. X. Баграмян и другие военачальники руководили штурмом Кенигсберга. 6 апреля перед самым рассветом сюда прибыли Василевский и Баграмян. Непре­рывно звонили телефоны, командиры корпусов и дивизий докла­дывали о готовности войск к штурму.
          В девять часов утра с противоположной стороны Кенигсберга донесся гул орудий. Это заговорила артиллерия 11-й армии, южные вступили в бон. А вскоре более тысячи орудий северной группи­ровки обрушили на город всю мощь своего огня. В девять часов утра 6 апреля 1945 года с южной стороны города тишину разорвала оглушительная канонада. Это заговори­ла вся артиллерия 11-й гвардейской армии генерала Галицкого. Небо перечеркнули трассы реактивных снарядов гвардейских ми­нометов. На хорошо разведанные и пристрелянные крепостные со­оружения обрушилась тяжелая артиллерия.

 

                                                                             Залп советских реактивных минометов БМ-13        «Катюша»

 

        

В десять часов утра от­крыли огонь орудия и минометы наступающих с севера 43, 50 и 39-й армий. Пять тысяч орудий буквально взламывали оборону против­ника
. Из воспоминаний заместителя командующего 3-м Белорусским фронтом Ивана Христофоровича Баграмяна:

«В 10 часов раскаты артиллерийского грома послышались неподалеку от нас. Тысячи орудий и минометов создали невообразимый грохот, земля под нами корчилась, как при землетрясении, а оконные стекла, казалось, вот-вот рассыплются на мелкие осколки. Вскоре и северо-западные подступы к городу скрылись в сполохах сплошного огня и дыма».

 

 

Немецкие позиции под обстрелом советской артиллерии.

 

   

 Плохая погода и густой дым от разрывов снарядов, затянув­ший город, ограничивали действия авиации. Мешала эта дымовая завеса и артиллеристам.     

       Ровно в двенадцать часов дня штурмовые группы, поддержанные танками и самоходными орудиями, ринулись в ата­ку на вражеские позиции.

 

 6 апреля советская пехота при поддержке САУ СУ-76 атакует немецкие позиции в районе Кенигсберга.

 

 

 

 

       Гвардейская 31-я стрелковая дивизия, входившая в состав 11-й армии, напоминала скрученную пружину. За час до ее атаки весь артиллерийский огонь был перенесен на ближние позиции. Велось подавление огневых точек в траншеях. И когда батальоны пошли на штурм, то уже через тридцать минут командиру дивизии посту­пило донесение о взятии первой линии траншей. Сразу же обозначился успех. К тринад­цати часам полки дивизии подошли ко второй линии обороны, но встретили упорное сопротивление врага, подтянувшего резервы. Атака захлебывалась. И тогда в бой вынуждены были вступить пол­ки второго эшелона.

         Штурмовые группы тащили на руках орудия. Они буквально вгрызались в оборону противника. Только спустя три часа наши солдаты ворвались во вторую линию вражеской обо­роны.


          Слева от 31-й дивизии столь же решительно действовала 84-я гвардейская дивизия. Пойдя в атаку после артиллерийской подго­товки, она с ходу овладела первой линией обороны противника. Были взяты в плен десятки солдат, захвачено большое количество вооружения. Относительно слабое сопротивление противника в первые часы штурма объяснялось тем, что значительная часть жи­вой силы врага была уничтожена и деморализована шквальным ог­нем артиллерии. Большинство из уцелевших солдат отошли на про­межуточный рубеж в районе пригородного поселка Шпандинен.
          Уже через час командир 54-го корпуса генерал   А. С. Ксенофонтов доложил, что штурмовой отряд капитана Токмакова достиг и окружил форт N 5 «Шарлоттенбург», считавшийся одним из самых мощных опорных пунктов врага.
           Окружить сильно укрепленный форт — это еще далеко не все. Взять его — гораздо сложнее. Тогда было принято единственно правильное решение. Штурмовые группы оставили форт у себя в тылу, а сами продолжили наступление на городское предместье Шарлоттенбург.             Форт блокировали подразделения 806-го полка второй линии. Сюда же было подтянуто подразделение саперов, подошли само­ходные артиллерийские установки.
            
              
        Противотанковыми гранатами штурмовые группы выбивали двери домов, дра­лись за лестничные площадки, отдельные комнаты, сходились с   вражескими солдатами врукопашную. Трудно было выделить тех,   кто совершал подвиги, кто нет. С первых минут штурма героизм стал массовым. Старший сержант Телебаев первым поднялся в ата­ку и первым ворвался во вражескую траншею. Шесть гитлеровцев он сразил автоматом, а троих взял в плен. Сержант сам был ранен, но отказался уходить с поля боя, продолжал сражаться.

 Красноармеец берет в плен немецких солдат (возможно из «Фольсксштурма») в окопе под Кенигсбергом. 3-й Белорусский фронт.

 

 

 

 

 На пути наступавших встал форт N 8, носящий имя короля Фридриха Первого. Это было мощное оборонительное сооружение. Построенный полвека назад, форт неоднократно модернизировал­ся и укреплялся. Толстые стены надежно защищали гарнизон от навесного огня, прилегающая к форту территория простреливалась крепостными орудиями и пулеметами. По всему периметру форт опоясывал ров, заполненный водой, шириной в десять и глубиной в семь метров. Водную поверхность рва с его отвесными каменны­ми берегами кинжальным огнем простреливали укрытые в амбра­зурах пулеметы. Командир 84-й дивизии генерал И. К. Щербина поставил перед 243-м полком задачу овладеть зданиями мукомоль­ной фабрики, полностью блокировать форт N 8 и уничтожить его гарнизон.

Штурмовой отряд занимает боевые позиции под прикрытием дымовой завесы.

 

 

 

 

 
 
Если с фабрикой задача была решена успешно, то штурм форта потребовал больших усилий. Его вновь и вновь бомбардировала авиация, обстреливали тяжелые орудия. Но едва наши батальоны приближались к крепости, их встречал сильный артиллерийский и пулеметный огонь. Орудия сопровождения, стрелявшие прямой наводкой, заметного ущерба нанести врагу не могли. И только к восемнадцати часам солдаты достигли оборонительного рва. Бойцы видели, как в черной воде отражаются вспышки рвущихся снаря­дов, осветительных ракет. Подавить вражеский пулеметный огонь из капониров оказалось невозможным. И все же к полуночи форт был не только полностью блокирован, но и саперам удалось, пре­одолев ров, заложить у стен форта ящики со взрывчаткой.
           Основной удар наносился по северной части Кенигсберга. Так же, как и на других участках, за четыре дня до штурма здесь велась интенсивная артиллерийская подготовка. Отсюда с полевых аэро­дромов наносились мощные бомбовые удары по укрепленным объ­ектам противника. Северная группировка объединяла войска 50, 43 и 39-й армий.

           К исходу дня 235-я дивизия генерала Луцкевича полностью очистила Шарлоттенбург. В центре успешно наступали дивизии 13-го гвардейского корпуса генерала Лопатина. Труднее всего было на правом фланге. Части 39-й армии, нацеленные на коридор Кениг­сберг — Фишхаузен (Приморск), продвигались очень медленно.
           Пятая танковая и другие дивизии земландской группировки противника не раз бросались в контратаку, пытаясь не допустить полного окружения Кенигсберга. С боем, неся значительные потери, приходилось брать буквально каждый метр.
           Плохая погода мешала в первый день штурма действиям авиации. Бомбардировщики практически бездействовали. Атакующие части поддерживали штурмовики ИЛ-2, выполняющие задачу не­посредственного сопровождения пехоты. Удары авиации обеспечивали авианаводчики. Они находились в боевых порядках наступаю­щих частей, имея в своем распоряжении подвижные радиостанции. Основными целями штурмовиков являлись огневые точки, артил­лерийские позиции, танки и пехота противника. Только во второй половине первого дня штурма облачность несколько разрядилась, что позволило поднять в воздух больше самолетов. Вражеская авиация серьезного сопротивления не оказывала. Произошло всего несколько воздушных боев, да и то это были случайные встречи.
Гитлеровские летчики просто не могли от них уклониться.
            По мере приближения ночи бои в городе ослабевали. К сожале­нию, задачи, поставленные перед войсками, были выполнены не полностью. Продвижение атакующих частей составило от двух до четырех километров. Но было сделано главное: вражеская оборона взломана, противник понес большой материальный урон, наруши­лась связь между его частями и командными пунктами. Что очень важно — противник, ощутив всю мощь наступающих, понял, что отстоять город невозможно, что окруженный гарнизон обречен на поражение. Солдаты и офицеры, в том числе и старшие, начали добровольно сдаваться нашим войскам.
Бои не стихали всю ночь. Правда, они были единичными и спонтанными, не были столь массовыми, как в дневное время. Против­ник использовал ночные часы для возведения новых укреплений, восстановления нарушенной связи, подтягивания резервов к пер­вым линиям обороны. Вели ночную перегруппировку войск и наши соединения.

           Историк Геннадий Кретинин:

«Единая оборонительная система Кёнигсберга достаточно надежно функционировала лишь в первый день. Наступающие войска Красной Армии смогли в этот день только подойти и завязать бои за сам город и его пригороды».


21 апреля 2020 года, вторник, Автор: Староминский музей Новости - Весна Победы

Рейтинг:

Назад  Наверх

/ Новости - Весна Победы
 
Пользователь
Основная экспозиция
Выставки
Передвижная выставка
RSS-лента
RSS-лента  Valid RSS
Сейчас на сайте
Гостей: 2
Пользователей: 0
Роботов: 4
Всего пользователей: 6
Copyright © Староминский музей, разработка и дизайн сайта ООО МааСофтваре, 2019г.